театр минкульт минкультуры

Что делать с театрами, не научившимися эффективно тратить бюджетные миллионы?

Государственный театр не может быть местом, где вместо спектаклей, на постановку которых ушли казенные средства, устраивают распродажи шуб.

Осознание этого пришло в Минкульт, и ведомство теперь делает ставку не на утопии знаменитых творческих деятелей, а на реальные бизнес-проекты талантливых арт-менеджеров, способных собирать аншлаги даже на концертах академической музыки. «Лента.ру» попыталась разобраться в предпосылках и последствиях новой культурной политики.

Не всем пришлись по вкусу перемены в сознании чиновников. К примеру, Владимиру Назарову, чей театр до 2014 года занимал комплекс культурного центра в Олимпийской деревне. Наполнять залы зрителями коллективу не удавалось, и площади нередко сдавались в аренду. При этом из бюджета стабильно выделялись все новые средства на все менее привлекательные для зрителей постановки.

Здание, о котором идет речь, построили в 1979-м как часть комплекса Олимпийской деревни — многозальный культурный центр для участников Олимпиады-80, где во время Игр выступали художественные коллективы из всех союзных республик. А еще в здании работали кинотеатр и дискотека, стояли игровые автоматы. Для членов спортивных делегаций также оборудовали музыкальный салон с обширной фонотекой и даже религиозный зал.

После Олимпиады культурный центр был преобразован в Государственный концертный зал Минкульта. В этом статусе он просуществовал до 2002 года, после чего был передан коллективу российского композитора, певца, актера и кинорежиссера, заслуженного артиста РСФСР Владимира Назарова для создания Государственного музыкального театра национального искусства под его руководством.

Разумеется, одной лишь передачей здания дело не ограничилось. Учреждению стали выделяться бюджетные средства. Но и цель Назаров и со товарищи ставили перед собой весьма амбициозную: представить зрителю всю национальную культурную палитру мира. И все это в виде смеси поэзии, музыки, танца и вокала.

Всего же за период с 2002-го по 2014 год в репертуаре театра значилось 19 постановок, включая классический набор детских спектаклей. Замысел о культуре народов мира за этот период, объективно говоря, реализовать не удалось.

По данным Минкульта, проверка деятельности государственного театра под руководством Владимира Назарова была назначена в 2011-м, то есть еще до назначения на пост главы ведомства Владимира Мединского. Отметим, что позднее Назаров назвал причиной «гонений на театр» личную неприязнь к нему этого министра.

В течение года члены экспертного совета министерства исследовали творческие аспекты работы труппы, просмотрели весь репертуар и подготовили подробный отчет, в котором дали учреждению негативную оценку. «Миссия, заявленная при его создании, — постановка оригинальных спектаклей, представляющих многообразную музыкальную культуру мира, — за 10 лет осталась нереализованной», — отметили в ведомстве.

Среди главных проблем коллектива эксперты назвали «отсутствие художественной программы и недостаточный творческий потенциал художественного руководителя и его команды». Государственный театр по факту стал семейным театром Назарова. Ключевые посты в нем занимали члены его фамилии. На сцене солировала дочь Ксения. Актером, а потом и главным режиссером был сын Артем. Директором — жена Лидия Архангельская. Художественно-постановочной частью заведовала жена сына Ольга.

Основные претензии Минкульта касались не только репертуара и семейного руководства театра, но и плодов его творческой работы, и того, каким образом использовалось переданное театру здание.

«У театра Назарова был неплохой творческий продукт. Вместе с тем как театр он находился в сложном финансовом и физическом состоянии — по изношенности аппаратуры и так далее», — рассказал «Ленте.ру» заместитель министра культуры Александр Журавский.

Внебюджетные доходы у театра были: помещения активно сдавались в аренду. В том числе, по словам источника «Ленты.ру» в Минкульте, торговцам шубами. Но для того ли строили культурный центр, чтобы продавать там одежду?

Кроме того, между Минкультом и руководством театра Назарова возник спор об общем количестве спектаклей и концертов, которые коллектив дает в течение года. Проблема, в частности, заключалась в том, что учреждение вносило в отчетность проведение экскурсий, обучающих программ и таких мероприятий, как концерты-сборники с лучшими номерами из разных постановок. А это, по мнению чиновников, при оценке театра по основному виду деятельности учитывать нельзя.

В Минкульте утверждают, что в 2013 году театр Назарова (еще при прежнем директоре) не проводил мероприятия, на которые было потрачено 41 миллион рублей бюджетных средств. О судьбе этих денег ничего не известно. Всего же в означенном году объем финансирования театра составил 108 миллионов рублей.

Вызывает интерес и постановка в том же году сольного спектакля дочери худрука «Ксения Назарова SnP», обошедшаяся бюджету страны, согласно документам Минкульта, в 7.722 миллиона рублей. В ведомстве утверждают, что этот спектакль посетили 122 зрителя и выручка от его показа составила 9 тысяч рублей.

Впрочем, Владимир Назаров отрицает столь значительные траты: «Что касается спектакля моей дочери «Ксения Назарова SnP», на который якобы потрачено 8 миллионов рублей, — это тоже вранье. Вся постановка стоит 34 тысячи рублей».

В апреле 2014 года Владимир Назаров покинул пост худрука гостеатра и создал свой театр, частный. Минкультуры оказало ему в этому организационную помощь. Ушли из учреждения и члены семьи Назарова. Управление комплексом в Олимпийской деревне передали Московской филармонии. Театр национального искусства продолжил свое существование в ее составе.

Со временем стали заметны позитивные изменения в работе этого очага культуры. Полностью изменился облик большого зала. Полностью перенастроены акустические свойства зала, изменено освещение, установлена новая система вентиляции. Готово к использованию оборудование для интернет-трансляций концертов.

За полтора сезона здесь побывали 138 тысяч слушателей, проведено 230 концертов, сборы составили более 75 миллионов рублей. Посещаемость концертов растет как на дрожжах и составляет уже в среднем 70 процентов.

Театр Назарова — не первый и, увы, не последний из закрытых после введения новой системы оценки эффективности учреждений. Ранее по обоюдному согласию, то есть без боя утратили государственный статус театр Владимира Винокура и Льва Лещенко, также получавший бюджетные миллионы. Вероятно, в скором будущем встанет вопрос и с театром Надежды Бабкиной, в который привлекать зрителей (за казенный счет) тоже довольно накладно.

Добиваться эффективности от своих подопечных Минкульт собирается за счет расширения практики сотрудничества талантливых культурных деятелей с хорошими арт-менеджерами. «Мы можем привести массу примеров успешного партнерства художественного руководителя и директора, — заключает заместитель министра. — Наиболее яркий — это Римас Туминас и Кирилл Крок. Они возглавляют наиболее успешный сейчас театр имени Вахтангова: на каждый бюджетный рубль зарабатывают два внебюджетных. Разумеется, без какого-либо ущерба для творчества».

Полный текст статьи можно прочитать в источнике