театр, театральный менеджмент

Театр начинается с… менеджмента

На первый взгляд, мир сцены кажется удивительным и возвышенным, однако работа репертуарного театра требует серьезных управленческих усилий. Воплощать эстетическую программу, руководить творческим коллективом и заниматься вопросами финансирования — решение столь разноплановых задач предъявляет к театральному менеджменту особые требования. О том, как управлять драматическим искусством сегодня, рассказал директор театра «Красный факел» АЛЕКСАНДР КУЛЯБИН.

— Александр Прокопьевич, недавно вы были избраны членом правления Гильдии театральных менеджеров России. Какие проблемы призвано решить это сообщество?
— Времена меняются, государство сегодня прислушивается к мнению общественных организаций. Гильдия, возникшая на основе существовавшего в течение 15 лет неформального Клуба директоров московских театров, зарегистрирована как некоммерческая организация в мае 2010 года. Основные задачи «Профессиональной гильдии по поддержке театрального менеджмента в правовой, социальной и образовательной сферах «Клуб директоров театров» довольно полно описаны самим ее названием. Во главе гильдии — директор «Сатирикона» Анатолий Полянкин, музыкальный театр представляют директор театра им. К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко Владимир Урин и директор Московского театра оперетты Владимир Тартаковский. Это действительно мощные театральные менеджеры, ищущие, неуспокоенные, умеющие работать.

— Когда в состав Гильдии вошли представители региональных театров?
— Примерно через год после ее создания стало понятно, что без регионов многого не добиться, и вызвали со всей страны руководителей театрально-зрелищных предприятий — поделиться мнениями, сообща решать задачи. В составе правления Гильдии сегодня два директора нестоличных театров — Александр Кулябин от Сибирского федерального округа и директор Свердловской оперетты Михаил Сафронов от Урала.

— Как вы восприняли это назначение?
— Для меня это в первую очередь общественная нагрузка и большая работа, но, надеюсь, польза будет для всего региона. Обладая свежей информацией, мы сможем активизировать театральный процесс региона, в том числе плодотворно развивать фестиваль-конкурс драматических театров «Новосибирский транзит», который сегодня охватывает Урал, Сибирь и Дальний Восток.

— Входит ли в задачи объединения участие в законотворческой деятельности?
— Лоббирование профессиональных интересов отрасли на законодательном уровне — одна из наших основных целей. В настоящий момент наибольшие проблемы вызывают положения и практика применения ФЗ–83, ФЗ–94 и нового ФЗ–223 «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», который предписывает расходовать все бюджетные средства через конкурсы и тендеры. Уравнивая театры с другими бюджетными организациями, законодательство сегодня не учитывает специфики творческого труда — театр не может функционировать как школа или поликлиника, мы не можем по тендеру нанимать режиссера или художника спектакля.

— Что еще можно решить через Гильдию?
— В сообществе обсуждается вопрос о создании базы данных театральных творческих работников. Как банки через специальные бюро собирают информацию о добросовестных и недобросовестных заемщиках, так и мы хотим больше знать о профессионализме режиссеров, сценографов, художников по костюмам и т. д. Сейчас приходится ориентироваться в основном на субъективные рекомендации коллег и данные в Интернете. Это особенно важно для региональных театров, так как мы постоянно нуждаемся в новых талантливых постановщиках, но не можем постоянно приглашать звезд первой величины. Кроме того, есть технические профессиональные вопросы, некоторые секреты профессии, которыми мы могли бы поделиться друг с другом. Все инициативы Гильдии направлены на благо отечественного театра — это ключевая идея.

— Может ли театр быть прибыльным предприятием?
— Государственный репертуарный театр не может быть прибыльным по определению, так как не является инструментом получения прибыли. Наша цель — приращение духовного богатства нации, мы решаем вопросы эстетического воспитания и просвещения. Без государственной поддержки создать драматическое произведение искусства невозможно, не говоря уже об опере и балете. Русский репертуарный театр — это уникальный культурный феномен, который необходимо сохранять и развивать. Его специфика связана с наличием постоянной труппы и специализированного здания, а также с богатыми традициями русской театральной школы.

— Каков сегодня бюджет спектакля в «Красном факеле»?
— Чтобы поставить хороший спектакль, нужны хорошие затраты, чтобы поставить гениальный спектакль — невероятные. Общая смета спектакля в нашем театре составляет от 1,5 до 5 млн рублей. Государство предоставляет театру здание в оперативное управление, оплачивает из областного бюджета коммунальные платежи и базовую зарплату сотрудников. Каждый год мы отчитываемся перед наблюдательным советом в целевом использовании средств. В среднем государственное финансирование покрывает около 70% расходной части театрального хозяйства, остальные 30% составляют кассовые сборы — такое соотношение характерно для большинства театров. Некоторым удается приблизиться к планке 50/50, в «Красном факеле» пропорция составляет примерно 60/40, и в этом плане мы довольно успешны на фоне других областных театров. Мы и тратим больше, стремясь к высокому качеству постановок, соответственно, и спрос держится на высоком уровне.

— На что тратятся кассовые сборы?
— Все, что мы зарабатываем, мы тратим на основную деятельность, в том числе на оплату труда творческих работников. Труппа театра в этом отношении похожа на футбольную команду: если вы хотите хороший футбол, нужны хорошие игроки и хорошие условия для них. К базовым зарплатам артистов мы делаем доплаты на контрактной основе, учитывая участие в репетициях и спектаклях, а также подготовительный процесс, который невозможно измерить и описать.

— Как обстоят дела со спонсорской помощью?
— Говорить о масштабном спонсорстве пока не приходится, это скорее помощь и сотрудничество наших друзей и партнеров, включая особые скидки при поставке необходимых театру товаров и услуг, и частные пожертвования. В целом можно говорить о 2–3%, не более. У нас нет постоянных спонсоров, но есть разовая помощь различных компаний и частных лиц — и всем им мы очень благодарны. На мой взгляд, пока не будет принят закон о меценатстве, предусматривающий налоговые льготы, пока оно не станет выгодным и почетным, ожидать серьезного объема помощи не стоит.

— Есть ли у театра альтернативные источники заработка?
— Если говорить об аренде зала, то сдавать большой зал нам невыгодно, если есть спектакли. Недавно мы открыли театральное кафе, но нашей целью было создание дополнительного удобства для зрителей, а не только получение дополнительной прибыли. Люди часто приходят в театр прямо после работы, поэтому так важно дать им возможность вкусно и без очереди перекусить в буфете или более плотно поужинать в кафе. Зрители действительно хотят отдохнуть, к тому же в последние годы наблюдается отрадная тенденция — театр стал привлекательным местом проведения досуга для представителей деловых кругов, которые хотят и могут позволить себе должный уровень комфорта. Так что театральное кафе — это дополнительная платная услуга, направленная на создание условий для лучшего восприятия нашей основной деятельности. Однако мы всегда помним, ради чего создаем удобства — ради того, что будет на сцене. Если же мы научимся не только приносить радость обществу, но еще и извлекать прибыль, это будет замечательно. Я за такой бизнес, который радует обе стороны.

— По какому принципу строится репертуарная политика театра?
— В этом отношении существует определенная сложившаяся практика — я даже читаю об этом лекции как преподаватель Театрального института. В прокате среднестатистического успешного театра, который работает всю неделю, около 2/3 составляет легкий жанр, дающий театру оборотные средства на текущие постановочные расходы. Оставшаяся треть приходится на серьезные классические постановки. При этом затраты распределяются в обратном соотношении — поставить бульварную комедию неизмеримо проще и по уровню интеллектуальных, эмоциональных затрат, и с финансовой точки зрения. Сравните сами — «Макбет» Шекспира или «Ночной таксист» Рея Куни. Однако большая часть публики во всем мире предпочитает легкий жанр, стремится в театре отдохнуть — а для многих это значит посмеяться. С одной стороны, это не может не огорчать, но с другой стороны, цена билетов на эти спектакли выше, к тому же легкий жанр легче держится в репертуаре.

— Не превратится ли постепенно театр в чисто развлекательное заведение?
— Ни в коем случае, этим скорее грешат антреприза и телевидение. Если мы не будем ставить такие серьезные, социально значимые спектакли, как «Макбет» или «Нахлебник», то театр умрет. Государство дотирует высокое искусство, создание того самого «разумного, доброго, вечного». Классический репертуар — это голова, мозг и спинной хребет русского репертуарного театра. Да и выучить настоящих профессионалов театра можно только на Чехове или Шекспире, а не на Рее Куни.

Источник