театр, театральный менеджмент

«Театральный менеджер делает то, что остальные сделать не смогли»

Ирина Душкова, театральный менеджер и агент, участница многочисленных социальных и артистических театральных проектов, рассказала «Русскому акценту», почему организаторам фестивалей иногда приходится мыть полы, зачем финны кричат на сцене и что нужно делать для того, чтобы не разочароваться в современном театре.

Ира родилась и выросла в Литве, там же закончила обучение по специальности «театральный менеджмент». После окончания учебы ей попалась в руки брошюрка ВУЗа, в которой в качестве одной из специальностей предлагался театральный менеджмент. Ира, с ранних лет свято верившая в то, что искусство, культуру и бизнес можно объединить, решила, что эта нестандартная профессия идеально ей подходит.

После окончания ВУЗа она какое-то время продолжала работать в Литве, после чего переехала в Финляндию, где в свое время обучалась по обмену. После этого начала развиваться ее международная карьера. Ира успела поработать как на родине, так и в Финляндии, Англии и Америке.

– Ира, расскажи, как тебя встретила Финляндия?
– Уже живя здесь, я продолжала заниматься организацией театральных фестивалей и прочих мероприятий в Литве. Поскольку организация, скажем, логистики не требует постоянного присутствия на месте, я могла себе позволить работать удаленно. После того, как я переехала в Финляндию, все мои бывшие директора и начальники в один голос начали советовать одному и тому же человеку из Хельсинки: «Ты должен взять ее на работу!» Когда это произошло в пятый или в шестой раз, он понял, что отделаться от меня ему не удастся, и мы встретились. Человеком этим был Рауль Грюнштейн, директор арт-площадки Корьяямо. В итоге я три месяца проработала там волонтером, мы организовали и провели один из первых театральных фестивалей Stage в 2008 году, и в 2009 я стала работать в Корьяямо на постоянной основе. Так началась моя карьера в Суоми.

– Если говорить о занятиях, то люди обычно неплохо представляют, в чем заключается работа инженера, учителя или актера, а чем занимается театральный менеджер? В чем твоя специфика работы?
– Театральный менеджер – это достаточно обманчивое словосочетание. Многие считают, что это сплошной блеск и гламур: знакомства с режиссерами и актерами, общение с бомондом и прочие атрибуты шикарной жизни. На деле же ты будешь заниматься чем угодно: от компостирования билетиков – в лучшем случае – и до помывки полов на сцене. Легко может оказаться, что уборщицу позвать забыли или банально кончились деньги, и со шваброй придется управляться самому. Театральный менеджер делает все, что остальные не смогли. Как правило, если речь идет о культуре, и в особенности – о профессиональном театре, отходящем от мэйнстрима, то денег у организаторов мало. Поэтому приходится максимально выкладываться самостоятельно.

– Расскажи немного о тех театральных проектах, которыми ты занималась.
– В числе первых, конечно, финский театральный фестиваль Stage на базе арт-площадки Корьяямо. Этот фестиваль органично развивался и разросся до весьма внушительных размеров в то время, как я там работала. Нам удалось довести фестиваль до полноценных 15 дней, и в каждый из этих дней без выходных проводилось по 2-3 спектакля. Помимо организации мы также выступали в роли продюсеров и, например, являлись сопродюсерами запомнившегося русскоязычной аудитории спектакля «В Париже», где главную роль играл Михаил Барышников.

Работа менеджера при организации такого масштаба мероприятий означает, что приходится оформлять необходимые документы на сто человек актеров и сопровождающих лиц, заказывать гостиницы, билеты, организовывать транспортировку, подсчитывать, сколько людей необходимо для того, чтобы обеспечить функционирование всего процесса, проводить инструктаж волонтеров, при этом устроив все так, чтобы и они что-то из этого всего вынесли, желательно – приятное и полезное для себя.

Разумеется, ты работаешь не один, а в команде: несколько отделов вместе делят рабочие обязанности. Один отвечает за техническую поддержку, другой – за хостинг, третий – за реквизит и т. д. Но иногда бывает, что рук не хватает, и всем приходится делать всё. Скажем, забыли актеры сообщить, что для спектакля к завтрашнему дню необходима деревянная доска два на три метра, черного цвета, и чтобы на ней можно было писать мелом. На дворе ночь, магазины закрыты, где ты возьмешь доску? Приходится что-то срочно изобретать.

— Гламуром и не пахнет.
– Именно что. А на премьере, разумеется, от тебя ожидаются каблуки, макияж и весь арсенал социальных навыков и умений. После спектакля – дискуссионный клуб, программу для которого тоже тебе разрабатывать, подбирать выступающих, снова организовывать весь процесс. При этом никто не хочет взваливать на себя ответственность. Люди боятся принимать решения.

– Случается, что человек, особо с театром не знакомый, попадает на плохой спектакль или просто на постановку, которая по тем или иным причинам ему не нравится. Как новичку, не ориентирующемуся в театральной жизни, выбрать спектакль так, чтобы не разочароваться и получить удовольствие?
– Так же, как выбрать краску для стен. Понять, на что ты можешь смотреть долго, что тебя не раздражает, а что кажется приятным и интересным. Театр – это такой вид искусства, который подразумевает множество видов и подвидов, из которых каждый при условии приложения некоторого количества усилий может выбрать что-то себе по вкусу. Главное – прислушиваться к собственным ощущениям. Можно, например, начать со спектакля, поставленного по книге, которую ты успел прочесть. Если ты любишь детективы, то вряд ли стоит идти смотреть социальную драму. Можно смотреть авторов, которых ты читал, ориентироваться на те жанры, которые любишь. Даже если тебе не понравится инсценировка, то все равно это будет взаимодействие театра и тебя как зрителя. В таком случае не будет тотального отторжения, а родится диалог. Если нет желания тратить деньги на кота в мешке, можно начать с бесплатных спектаклей: на данный момент их в Хельсинки предостаточно. Театральный музей города Хельсинки – тоже прекрасное место, с которого можно начать знакомство с театром. Там множество интерактивных выставок, всевозможных интересных вещей.

– А какой театр любишь ты сама?
– Тот, который не дает мне сидеть на месте. Театр, который заставляет двигаться, который в принципе не похож на театр. Такой, который предлагает мне шагнуть за привычные рамки. Как только мне становится слишком комфортно в театральном кресле – это знак, что пора оттуда уходить. Когда мне комфортно, я сплю. Я вообще много сплю в театрах. Это реакция организма на неоправданно громкие звуки. Не выношу визга и воплей со сцены.

–  Меня в свое время поразило при знакомстве с финским синематографом и театром то количество аффекта, которое льется на зрителей. Все эмоции передаются по большей части с помощью крика. Для себя я решила, что причиной тому, очевидно, служит низкая эмоциональность финнов в целом. Шкала эмоций невыразительна, и поэтому для выражения сильных чувств приходится использовать крик, потому что других средств нет. Что ты по этому поводу считаешь?
– Финский театр от театра мирового отличается тем, что проблематика, которую поднимает режиссер и актеры – это не проблематика глобального, это проблематика отдельной личности. Таким образом, если в России, например, практически не найти спектаклей об отдельном человеке, о персоналии и его сложностях, то в Финляндии наоборот, нет спектаклей о мире, о реакции общества. Все кричит: «Я! Я! Я!» И из этого рождается вопль. Рациональными словами самому себе порой очень трудно что-то объяснить. Пока не разрыдаешься, не раскричишься, не возникнет осознания некоторых личных проблем.

– Что самое сложное, а что самое приятное в твоей работе?
– Люди – это самое ужасное и самое прекрасное, что может быть. Могут раздражать до невозможности, всю душу могут вынуть, а могут быть самыми прекрасными существами на земле.

Полный текст интервью можно прочитать в источнике