театральный менеджмент

Секреты театрального менеджмента от главы «Стейдж Энтертейнмент» Дмитрия Богачёва

Как устроен театральный менеджмент? Секретами управления, творческой работой театра и планами развития проектов компании в будущем поделился Дмитрий Богачев, директор компании «Стейдж Энтертейнмент».

Executive.ru: Сложно ли управлять такой большой компанией с ее многочисленными и весьма разнообразными проектами?

Дмитрий Богачев: Намного сложнее, чем может показаться на первый взгляд. И это легко понять. Руководитель производства или сервисной компании сталкивается с достаточно стандартными задачами менеджмента, тогда как коммерческий театр и индустрия развлечений находятся на стыке бизнеса и искусства.

Работая с огромной зрительской аудиторией, причем, не через экран телевизора или кинотеатра, а напрямую, здесь и сейчас, каждый день, а часто и по два раза в день, мы стараемся сделать работу максимально технологичной. С другой стороны, есть опасность сделать из театра производственный конвейер и убить дух творчества, превратив спектакль в аттракцион. Моя задача — поддерживать правильный баланс между технологией и творчеством. И это удается, судя по миллионам зрителей, посетившим наши постановки за несколько лет.

Если 10 лет назад мне говорили, что у мюзикла в России нет будущего, то сейчас, судя по размеру нашей аудитории, мы превратились в самый популярный и посещаемый театр страны. Лично мне справиться с непростой задачей создания новых постановок, их проката и управления большой театральной компанией позволяет любовь к моим постановкам.

Я самый одержимый и самый большой поклонник тех мюзиклов, которые я ставлю. Это и есть главная движущая сила и источник вдохновения в работе. Несколько лет подряд почти каждый день в финале спектакля, будь то «Mamma Mia!», «Красавица и Чудовище» или «Zorro», я пробираюсь в зрительный зал и ловлю потоки энергии, которые идут со сцены к восторженным и счастливым зрителям и обратно к уставшим, но тоже счастливым актерам. Этой энергией я заряжаюсь.

Executive.ru: Ваш репертуар обширен: спектакли, концерты, ледовые шоу, танцевальные представления, ну и, конечно же, мюзиклы. Что пользуется большей популярностью у публики?

Д.Б.: Свое основное внимание я уделяю музыкальному театру и ледовым постановкам, которые тоже являются спектаклями, только на льду. Речь идет о целостных произведениях, объединенных драматургией.

В наших постановках задействованы все средства художественной выразительности: музыка, вокал, хореография, художественное оформление, а если необходимо, то и специальные эффекты, пиротехника, сложные технические устройства, эффектные трюки. Главное, что использование этих средств оправданно и не является самоцелью. В противном случае художественное произведение превращается в зрелищный аттракцион, о котором я говорил ранее.

Что касается популярности, то мюзикл и ледовое шоу сравнивать сложно. Мюзикл идет каждый день месяцами и годами в театральном зале. Ледовые представления показывают на больших аренах, и у них, как правило, более короткая жизнь. При этом количество зрителей может быть сопоставимо. Например, мюзикл «Красавица и Чудовище» в Москве посмотрели более 600 тыс. зрителей. Почти столько же зрителей было у мюзикла «Mamma Mia!».

Обе постановки шли восемь раз в неделю по два года каждая. А наше ледовое шоу «Щелкунчик» на музыку П.И. Чайковского в постановке Татьяны Тарасовой было признано самым популярным и посещаемым ледовым шоу в истории России и занесено в Книгу рекордов. Его посмотрели 332 тыс. зрителей за три недели проката на ледовой арене Лужников. Столько же зрителей мы с Татьяной Анатольевной ожидаем на нашем новом ледовом шоу «Снежная королева» по сказке Андерсена, которое обещает удивить взрослых и маленьких зрителей в декабре и январе.

Так что, если речь идет не об однодневках, а о серьезных масштабных и очень качественных проектах, адресованных массовому зрителю, то большой разницы в размере аудитории мюзиклов или ледовых шоу нет.

Executive.ru: Поговорим о мюзиклах. Какие из ваших постановок вы считаете наиболее удачными и популярными?

Д.Б.: «Cats», «Mamma Mia!», «Красавица и Чудовище», «Zorro», — собственно, все, что мы поставили! Так уж получилось, что все они пришлись по вкусу российским зрителям. Наверное, потому что эти мюзиклы придумывались и ставились для зрителей. Поясню.

За многие десятилетия в театре сложилась практика искусства ради искусства, или ради удовлетворения творческих амбиций худрука, или во исполнение указаний и обслуживания идеологии партии и правительства, прошлого и нынешнего (а иначе денег не дадут!).

Наивно ожидать признания массовой аудитории, о которой в некоторых театрах думают в последнюю очередь, представляя очередной арт-хаусный проект. Чего же удивляться их полупустым залам и бедственному финансовому положению в условиях рынка?

Если господа худруки и режиссеры игнорируют ожидания зрителей и желают тешить свои собственные творческие амбиции, то они не должны рассчитывать, что их эксперименты оплатит зритель.

Executive.ru: Как рождаются идеи постановок? Каким образом выбирается тематика?

Д.Б.: Я нахожусь в постоянном поиске, слушаю, что говорят, наблюдая за тем, что смотрят, сам смотрю много представлений и шоу по всему миру. И каждый раз, сидя в зале в Нью-Йорке, Лондоне, Амстердаме, Париже, Гамбурге, Мадриде или где-то еще, пытаюсь представить себя на месте российского зрителя, задаваясь вопросами: а как бы приняли это у нас, что нужно поменять, что можно использовать?

Кстати, прототипом нынешней постановки «Zorro» послужил спектакль, который я посмотрел 13 марта 2008 года в маленьком городке Уокинг в пригороде Лондона еще до того, как он появился на Вест-Энде. Тогда никто из постановщиков не мог и мечтать об оглушительном успехе и ежедневных аншлагах в Москве спустя всего два года. Правда, для этого мюзикл пришлось изрядно переработать.

На мой взгляд, люди в меньшей степени хотят погружаться в размышления над окружающими их реальными проблемами, а скорее склонны к эскапизму. Люди приходят в театр за положительными эмоциями. Переживания, юмор, ирония.… А еще российские зрители сентиментальны. И это прекрасно в современном мире сурового рационализма, прагматизма, расчета, борьбы за существование.

Executive.ru: Как проходил кастинг к мюзиклу «Zorro» и каково это, работать со звездами? Как удается совместить их напряженные графики?

Д.Б.: За 10 лет становления жанра в России появилась новая генерация мюзикловых артистов, одинаково хорошо владеющих навыками вокала, танца и актерского мастерства. Это намного сложнее, чем быть только танцором, вокалистом или драматическим актером. Так вот, несмотря на существование достаточного количества профессионалов, кастинг «Zorro» проходил непросто.

Главной трудностью стал отбор актеров и музыкантов, владеющих техникой фламенко. Мы посмотрели десятки и даже сотни профессиональных танцоров, называющих себя фламенкистами. Но хореографы-постановщики «Zorro» Сауло Гарридо и Рафаэль Амарго оставались недовольны. На мой вопрос: «Не слишком ли мы требовательны и придирчивы?», оба встали и исполнили трехминутную импровизацию булериас – быстрый, живой, техничный и очень виртуозный танец фламенко.

И как-то сразу стало понятно, что такое под силу только коренным испанцам, поскольку находится в их крови, в генах. Имитировать фламенко невозможно! Мы поехали на кастинг в Испанию и пригласили девять профессиональных испанских фламенкистов. Сейчас это один из основных козырей мюзикла «Zorro»! Такое фламенко увидеть в Москве можно только у нас!

Что касается звезд, то главная сложность – это их занятость в съемках, концертах, гастролях. В остальном, работать с профессионалами (а они очень профессиональные люди) – большое удовольствие. Нонна Гришаева, Настя Стоцкая, Лера Ланская, Настя Макеева, Наташа Быстрова, Дима Ермак, Андрей Бирин, Алексей Франдетти, — каждый из них знает, что такое профессия актера, и самоотверженно отдается репетициям и сцене, не жалея себя! Кстати, в театре это намного сложнее, чем в кино или на ТВ. В кино есть дубли. Не получилось? — Всегда можно повторить. У нас нет права на ошибку, поскольку нет второго раза!

Executive.ru: В чем, на ваш взгляд, главная особенность управления творческим коллективом?

Д.Б.: Коллектив творческий только наполовину. Артисты, музыканты, постановочная команда. А ведь еще есть специалисты по маркетингу и рекламе, финансам, технические службы и много других сотрудников, без которых наш большой сложный космический корабль не смог бы совершать свой уверенный стабильный полет в режиме многолетнего ежедневного проката.

Впрочем, все они, мои коллеги и друзья – одна большая творческая семья, одержимая любовью к театру, независимо от профессии и должности. Ведь главной мотивацией для нас всех являются отнюдь не деньги. Есть много других бизнесов, приносящих больший доход. Нефть, газ, торговля автомобилями, компьютерами или банки, например! Но ничто не привлекает так же, как театр, где каждый вечер видишь счастливые лица зрителей как главную оценку своей работы. Вот это и есть основная мотивация для всех нас.

Executive.ru: Каким составом чаще зрители посещают ваши постановки: в одиночку, семьей, коллективом или шумной компанией?

Д.Б.: В театр редко ходят по одному. Всегда есть желание разделить эмоции, радость, хорошее настроение, поделиться впечатлениями с близким человеком или с целой компанией. Это может быть пара, семья с детьми, друзья. Еще важно понимать, что поход в театр на мюзикл — не то же самое, что поход в кино. Это не спонтанное решение мимоходом, от нечего делать, а событие, к которому готовятся заранее. Именно поэтому последнее время различные организации закупают билеты целыми партиями в качестве корпоративного подарка к праздникам для своих служащих. Ведь это отличное вознаграждение за труды!

Executive.ru: А на что больше ходят смотреть: на полюбившихся актеров или на сценическое действие в целом?

Д.Б.: Я стараюсь, чтобы зрители приходили на мюзикл, а не на актера. Актер на сцене – это, прежде всего, персонаж, образ. Если актер известный, то зритель должен забыть о его настоящей фамилии, звании, заслугах уже на третьей минуте спектакля и полностью погрузиться в происходящее на сцене. Иначе, мюзикл разваливается и превращается в концерт популярного исполнителя, творческий вечер известного актера или что-то еще.

В нашем случае популярность актеров помогает мюзиклу на самом начальном этапе – привлечь дополнительную аудиторию. Но очень быстро главным залогом успеха постановки становится актерский талант, вне зависимости от известности и популярности. В «Красавице и Чудовище» у нас были две блистательные Белль – Катя Гусева и Наташа Быстрова. У обеих были сотни тысяч поклонников, несмотря на то, что известность Кати несоизмеримо выше! Вместе с великолепными Нонной Гришаевой и Настей Стоцкой роль Инес в мюзикле «Zorro» исполняет очень талантливая новосибирская актриса Юля Чуракова. В финале спектакля зал аплодирует ей стоя.

Executive.ru: Какие творческие планы на будущее ставит перед собой компания, какими еще постановками вы собираетесь радовать публику?

Д.Б.: «Фантом Оперы», «Мэрри Поппинс», «Тарзан», «Король Лев»… Можно еще долго продолжать.

Сейчас я чувствую в себе достаточно сил, опыта, знаний и навыков для создания собственных оригинальных отечественных постановок мирового уровня, которые могут с успехом идти ежедневно годами, как в России, так и в Европе и Америке, собирая многомиллионную аудиторию. На сегодняшний день пока таких отечественных постановок, увы, не существует, что бы ни заявляли другие.


Компания «Стейдж Энтертейнмент» была основана в 1998 году в Голландии телевизионным и театральным продюсером Йоп ван ден Энде. Деятельность в сфере индустрии развлечений и увлечение театром стали источником развития творчества и бизнеса, которое вдохновило его на создание единой международной организации. А в 2004 году компания пришла и на российский рынок.

Репертуар весьма широк: спектакли, концерты, ледовые шоу, танцевальные представления, мюзиклы. На подмостках российского театра уже прошли постановки по мотивам знаменитых произведений, таких как: «Щелкунчик», «Mamma Mia!», «Красавица и Чудовище» и другие.

Сейчас публике представлен не менее известный сюжет истории о Зорро, дворянине и искусном фехтовальщике, жившем в XIX веке в Калифорнии. Образ благородного разбойника, одетого во все черное и прячущего лицо под черной маской, который защищает народ от произвола властей и других злодеев, был создан в 1919 году американским писателем Джонстоном МакКалли и сыгран звездой немого кино Дугласом Фэрбенксом. А сегодня историю о Зорро можно увидеть на сцене театра Московский Дворец Молодежи (МДМ): в основе мюзикла лежит легенда, описанная в книге знаменитой чилийской писательницы Изабель Альенде.

Источник