Молодые актёры «Мастерской Фоменко» о самом главном

В специальном проекте “Ъ-Lifestyle” молодое поколение «Мастерской» делится своими впечатлениями о работе с руководителем, об успехе и отношении к нему, о том, что их вдохновляет и что ведёт по жизни.

·•·ИРИНА ГОРБАЧЕВА·•·

О «МАСТЕРСКОЙ ФОМЕНКО»
«Мастерская» — это семья. Тот дух, который существует в театре, его можно назвать семейным. Если говорить об особенностях «Мастерской» — это отстранение от персонажа, от того, что с ним происходит. Смотришь на героев и понимаешь: они не переживают трагедию, они в нее играют. И в любую минуту могут выйти из образа, чтобы сказать что-то типа: «Эй-эй, все нормально, это только спектакль». Такая вот игра в игру. Этому очень сложно научиться. А еще самоирония, она присуща всем артистам и всем работникам театра без исключения.

О ПЕТРЕ НАУМОВИЧЕ
Последний сбор труппы с Петром Наумовичем, его фраза «Нас стало так много, что одной любви уже не хватает, нужно терпение». Сегодня для меня это ключевой момент и на работе, и в семье. Терпение, терпимость по отношению к тому, кто рядом.

О ПРОФЕССИИ
Чтобы быть актрисой, мне приходится преодолевать страх перед чем-то новым, своими качествами или материалом, в котором впервые оказываешься. Одна из самых сложных работ для меня — в спектакле «Сон в летнюю ночь». Я понимаю, что расту в этой роли, но это такой труд. Зритель всегда чувствует, легко тебе играть или ты мучаешься. Почти у всех артистов есть установка (я — не исключение): страдание значит страдание, играем по Станиславскому, со слезами и криками. А в «Мастерской» трагедию играют через свет, страдание — через радость. Мне очень хочется этому научиться. Это гиперсложно, но и гиперинтересно. И когда получается, я чувствую настоящее счастье.

О ВДОХНОВЕНИИ
Помогает и вдохновляет молитва. Я не могу назвать себя воцерковленным человеком, для этого надо вести другой образ жизни. Но я стараюсь ходить в церковь. Молитва держит меня в правильном русле. Если утром помолюсь, правильно заряжаюсь на день.

ОБ УСПЕХЕ
Само слово «успех» мне не нравится. Оно связано с тщеславием. Когда в мой адрес говорят «успех» или «о, привет, звезда», меня это коробит. К тому же успех мне представляется чем-то конечным. Успех как приговор. И я не понимаю критерии. Хорошая работа? Семья, которую любишь? Друзья? Если это, то я успешна. Хотя слово мне все равно не нравится.

О ГЛАВНОМ
Главное — это осознанное существование, присутствие «здесь и сейчас». Мне важно слышать тишину внутри себя и не забывать о своей природе. Если этого нет, все превращается в суету и усталость. Даже если у тебя куча проблем, ты идешь по улице и понимаешь, что на самом деле никаких проблем нет. Сопричастность — вот что главное.

·•·ФЕДОР МАЛЫШЕВ·•·

О «МАСТЕРСКОЙ ФОМЕНКО»
Быть частью «Мастерской Фоменко» — счастье. Это уникальный театр. Уходя со спектаклей Петра Наумовича, возникает тоска по лучшему «я». Я когда смотрел его «Калигулу» с Олегом Меньшиковым, видел не спектакль Петра Наумовича и не Олега Меньшикова-артиста. А некое действо, в котором Петр Наумович и Меньшиков разговаривали по поводу пьесы Камю. Так не умел и не умеет больше никто.

О ПЕТРЕ НАУМОВИЧЕ
В меня попала фраза «Можно идти назад, можно идти вперед, но главное — идти». Не ручаюсь за точность цитаты, но смысл такой.

О ПРОФЕССИИ
Многое преодолевать приходится в жизни, чтобы потом получилось в профессии. А театр я люблю в принципе. И играть, и придумывать, и смотреть. Мне это нужно в первую очередь, чтобы в себе что-то изменить. Есть такое выражение «спаси себя, спасешь других». Один раз ко мне после «Смешного человека» подошли педагоги, которые работали с Петром Наумовичем, и сказали, что спектакль надо показывать каждый день, чтобы люди не забывали о том, кто они и зачем они живут. И что для Фоменко идеал в жизни как раз и был этот смешной человек. Очень ценные для меня слова.

ОБ УСПЕХЕ
Я не считаю себя успешным. Успех вообще гадкая, отвратительная вещь. Но ее очень сильно хочется. И я ненавижу себя за это.

О ВДОХНОВЕНИИ
Меня вдохновляют простые вещи — хорошая книга, картина, спектакль. Если кто-то из артистов или режиссеров говорит вам, что читать или смотреть спектакли у него нет времени, это лишь означает, что нет желания. Время всегда находится.

О ГЛАВНОМ
Главное — моя семья. Желание — не врать себе и другим. Постараться быть максимально объективным ко всем и ко всему.

·•·СЕРАФИМА ОГАРЕВА·•·

О «МАСТЕРСКОЙ ФОМЕНКО»
Это честь — работать с людьми, которыми восхищаюсь с детства. Я никогда даже представить себе не могла, что буду выходить с учениками Петра Наумовича Фоменко на одну сцену. «Мастерскую» отличает юмор и жажда жизни. Мне нравится, что в спектаклях часто не понимаешь, как сделана та или иная сцена, когда не видно швов. Непонятно откуда возникает, но мурашки по телу.

О ПЕТРЕ НАУМОВИЧЕ
Петр Наумович всегда был к нам, стажерам, очень внимателен. Дал список литературы, по которой можно было делать самостоятельные работы. Когда мы определились с пьесой, я пошла к нему в кабинет. Слышала, что в его библиотеке можно брать книги. И спросила, есть ли у него понравившийся нам текст. На следующий день звонок. Петр Наумович! Мне! Звонит! Человеку, который две недели в театре. Он был так рад, что мы подумали об этой пьесе, разговаривал со мной минут 40, рассказывал, что там и как, почему это так сложно и прекрасно взять эту пьесу… Да, меня тогда покорило его участие и человеческое расположение к нам.

О ПРОФЕССИИ
Очень сложно долго играть один и тот же спектакль. Когда идет сцена и ты осознаешь, что не можешь играть больше так, как играл. Все мертво. А как по-другому тоже непонятно. Эти моменты для меня очень сложные, но, наверное, неизбежные. Радости профессии — это люди, команда. Если она складывается, у спектакля, как правило, счастливая судьба.

ОБ УСПЕХЕ
Успех — это очень сладко и очень опасно. Петр Наумович учил нас любить провалы. Он говорил, что они дороже побед. Люблю его фразу «Тупик — лучшее состояние для актера. Колоссальное действие». Это тоже об этом.

О ВДОХНОВЕНИИ
Меня вдохновляет церковь, люди, книги, новые знания, новые навыки. Все новое.

О ГЛАВНОМ
Нельзя терять веру.

Полный текст интервью можно прочитать в источнике