театр, большой театр

Бесценные сотрудники Большого театра

История Большого театра началась 28 марта 1776 года. За более чем два века истории театром было выпущено свыше 800 спектаклей, в создании которых участвовали многие выдающиеся режиссеры, хореографы, дирижеры, художники и артисты.

Если 240 лет назад труппа театра насчитывала всего 43 человека, то сейчас в коллективе ГАБТ свыше 3 000 специалистов! По словам генерального директора Валдимира Урина, в их числе – не только артисты, но и «огромная армия людей труда, представителей рабочих профессий – монтировщиков, гримеров, костюмеров, осветителей».

О том, как работает гигантская творческая «машина» одного из самых известных музыкальных театров планеты, – в спецпроекте ТАСС.

«Невидимые люди» огромного значения

Одна из ключевых фигур в ГАБТ – заместитель заведующего художественно-постановочной частью (ХПЧ) Исторической сцены Сергей Годунов. По образованию – режиссер эстрады, окончил Ленинградский институт культуры. Работал в Концертном зале «Россия», в Театре эстрады. В Большой театр пришел сразу после завершения реконструкции в 2011 году.

В ХПЧ входят цеха монтировщиков, реквизиторов, осветителей, цех оперативного ремонта, цех видеотрансляции и радиоцех. «То есть все те люди, кто делают спектакль», – подчеркнул Годунов.

По его словам, монтировщики в Большом театре – люди в основном молодые, 30-40 лет. Их работа требует выносливости, т. к. трудиться приходится в три смены, включая ночную. Подобный график связан с тем, что декорации со склада на шоссе Энтузиастов в Большой театр доставляют специальные фуры, которым разрешено ездить по Москве только в ночное время.

В качестве примера слаженной командной работы он привел работу над оперой «Борис Годунов»:

«Спектакль большой, сложный, состоит из четырех действий и трех антрактов, а также многократных смен картин, когда по ходу оперы занавес закрывается максимум на пять минут. А когда открывается, на сцене появляется новая картина, которую зрители встречают аплодисментами. Им и невдомек, что за кулисами в это время работают порядка 50 человек – реквизиторов, осветителей, монтировщиков. Впрочем, публика и не должна об этом знать».

Чем лучше работают эти «невидимые» люди, тем комфортнее зрителям. Важным аспектом работы в Большом театре Годунов также назвал соблюдение техники безопасности. «Так, в «Травиате» есть такой эпизод, когда из бутылки с шампанским вылетает специальная пневматическая пробка. Она вылетает как пуля. И надо следить за тем, чтобы она не попала ни в кого – ни на сцене, ни в зале. Для некоторых спектаклей используется плунжер – большая площадка во всю длину сцены. Монтировщики, переодетые в героев спектакля, выносят ограждения, страхуют артистов, чтобы никто не поскользнулся и не упал», — рассказал Годунов.

Гарант визуальной безопасности

Дамир Исмагилов – главный художник по свету Большого театра. Эта должность была введена специально для него в 2002 году, после открытия Новой сцены ГАБТ. На тот момент в штате уже было восемь художников по свету, и им нужен был руководитель. На эту должность назначили лучшего.

«Наверное, в силу каких-то моих заслуг», – улыбается Дамир. Его кабинет заполнен многочисленными наградами, в числе которых «Золотые маски» – главная Российская национальная театральная премия. За плечами мастера два специальных образования: он окончил факультет «Свет и электротехника» Московского театрально-художественного училища и постановочный факультет Школы-студии МХАТ. «Работать начал еще будучи студентом. Когда сделал 450 спектаклей, считать перестал», – рассказал Дамир. Список его работ продолжает пополняться.

По словам Исмагилова, современные технологии позволяют организовать любой свет: иллюзорный, пространственный, точечный, общий. «Я, к примеру, люблю использовать бытовой свет – настольные лампы, торшеры. Все зависит от поставленной художественной задачи», – поясняет мастер. Говоря о рисках возникновения пожаров, связанных с освещением, Исмагилов подчеркнул, что в Большом театре подобного не случается: «Я гарант визуальной безопасности».

Мастерская под крышей ГАБТ

Мужская закройная находится почти под крышей ГАБТ, на уровне квадриги Аполлона. «По словам моего отца, когда реставрировали эту скульптуру, то внутрь заложили записку с обращением к потомкам», – рассказывает заведующая художественно-костюмерной частью Большого театра Елена Зайцева.

Она выросла в творческой семье, родители – художники. Поначалу собиралась стать балериной – училась в Вагановском училище в Санкт-Петербурге. Но со второго курса ушла. Видимо, взяла верх семейная традиция.

«Окончила в родном Петербурге Институт театра, музыки и кинематографии, работала на «Ленфильме». Параллельно работала на спектаклях Бориса Эйфмана и в Мариинском театре. Потом вместе с семьей переехала в Москву, где в течение двух лет служила в «Новой опере», а в 2003 году была приглашена в Большой театр», – вспоминает заведующая.

Одним из достижений Большого театра Зайцева считает создание объединенной художественно-костюмерной части. В европейской театральной практике это обычное явление. В России же подобная структура существует только в ГАБТ. Под управлением Зайцевой трудятся 130 работников производственных мастерских и 180 костюмеров и гримеров. Она не только руководит, но и сама придумывает костюмы. О сценическом костюме Елена Зайцева знает все.

«Каждый из них по количеству вложенного труда драгоценен, – подчеркивает Зайцева. – А вот драгоценные камни и металлы мы не используем, применяем только имитацию. К тому же балетные костюмы долго не живут. Их хватает в среднем на десять спектаклей. А когда у нас был балет «Золушка», то по требованию художницы платье для главной героини шилось из тончайшего шифона и рвалось уже на втором спектакле».

Отвечая на вопрос о раритетных костюма, Зайцева поясняет: «Эти бесценные вещи сдаются в Музей Большого театра. Для истории».

Сокровищница Большого театра

«Всю историю Большого театра можно проследить в его музее, – рассказывает директор Музея ГАБТ Лидия Харина. – Из всех притеатральных музеев, создававшихся лишь в советские времена, наш – самый старый, он возник еще в XVIII веке. Его основой послужили афиши, программки, фотографии, книги, собиравшиеся при конторе Императорских театров».

По словам Хариной, музею есть чем гордиться. Его коллекция насчитывает свыше 200 тыс. единиц хранения и продолжает пополняться.

«Эти богатства надо показывать, но постоянной экспозиции у нас, увы, нет, – подчеркивает директор Музея ГАБТ. – Но мы регулярно организуем временные выставки. И не только в театре, но и по всему миру».

Первый зарубежный выезд сокровищ Музея Большого театра состоялся в 2003 году. «Нас пригласили принять участие в выставке, которая проводилась в Швейцарии, – рассказывает Харина. – По просьбе устроителей экспозиции мы привезли чертежи архитектора Осипа Бове, одного из авторов здания Большого театра, и произвели настоящий фурор». Затем Музей ГАБТ отправился в Нью-Йорк на выставку, приуроченную к 50-летию со дня смерти Сергея Прокофьева, где, в частности, был представлен костюм Галины Улановой из легендарного спектакля «Ромео и Джульетта».

«С тех пор мы объездили много стран. Не были пока только в Японии. Но, возможно, этот пробел будет восполнен в 2018 году. Во всяком случае, сейчас уже готовится соответствующий проект», – сообщила глава музея.

По словам Хариной, самыми старыми экспонатами музея являются пять костюмов XVIII века.

«Как известно, Большой театр дважды горел – в 1805 и в 1853 году. В огне последнего пожара погибли театральные костюмы, декорации, архив труппы, нотная библиотека, редкие музыкальные инструменты. От самого здания остались лишь восемь колонн, – напомнила Харина. – Когда в 1856 году театр восстановили, то надо было срочно наполнить его сценический гардероб. Тогда-то москвичи и принесли уникальные вещи XVIII века – четыре мужских камзола и полный комплект женского народного костюма».

Из последних приобретений директор Музея ГАБТ отметила эскизы декораций и костюмов бывшего главного художника Большого театра, народного художника СССР Валерия Левенталя (скончался в июне 2015 года).

Что же касается возраста Большого театра, то, как сказала Харина, в нем возможна корректировка.

«В прошлом году профессор Людмила Старикова обнаружила уникальный документ – афишу первого спектакля Большого театра, который состоялся 21 февраля 1766 года. Так что можно сказать, что в этом году Большой театр отмечает свое 250-летие», – сообщила директор Музея ГАБТ.

Источник